Музей в контексте постмодернизма

С точки зрения науки музей понимается двояко. Прежде всего, как хранилище традиционной  и элитарной культуры. Во-вторых, как лаборатория современной культуры. Но это на Западе. В России музей представляет собой, прежде всего, учреждение культуры, направленного на стабилизацию общества, сохранению преемственности социальных ценностей, обоснованию политических преобразований путем комплектования, систематизации, хранения и презентации коллекций.

По мнению русского религиозного мыслителя, философа, одного из основоположников русского космизма Н.Ф.Федорова, музеи — это по существу, грандиознейшее предприятие собирания и хранения всех остатков прошлого, всех малейших «отпечатков» ушедших людей на их делах, вещах, документах, дневниках, преданиях, книгах, произведениях искусств. Музей представляет собой стремление к тотальной консервации памяти.

Также Федоров утверждал, что «музей есть не собирание вещей, а собор лиц; деятельность его заключается не в накоплении мертвых вещей, а в возвращении к жизни останков отжившего, в восстановлении умерших по их произведениям живыми деятелями». И далее: «Музей и с предметной стороны есть совокупность лиц, само человечество в его книжном и вообще вещественном выражении». Интернет придал его мыслям новое звучание.

Развитие информационных технологий, особенно Интернета и социальных сетей, позволяет говорить о появлении принципиально новой формы, которая должна стать на место музея. Оставляем в стороне большое количество исследований, посвященных использованию информационных технологий в музейном деле (каталогизация, экскурсионное обеспечение) или различных форм мультимедийной виртуализации, оцифровки экспонатов. При всем новаторстве подходов в данном случае не изменяется сама сущность музея – хранилище и экспозиция древностей, материальных предметов прошедших времен. Одновременно лаборатория по их сохранению. Это вытекает из бренности материальных предметов. Навевается мысль о музее как кладбище (лучше найти другое слово, противоположное свалке) истории.

Интернет как динамически изменяющаяся совокупность  персональных страниц и аккаунтов социальных сетей и есть глобальный (анти) музей нового типа информационной эпохи.

Музей понимается как вместилище муз – богинь, покровительниц наук, поэзии и искусств. Но каждый аккаунт – есть результат индивидуального творчества, а Интернет – вместилище и хранилище этих результатов, в том числе и тех, которые удалены авторами. Конечно, недоброжелатели могут утверждать, что Интернет – это выставка тщеславия и порока, скрывающейся за обезличенностью всемирной паутины,  которой противостоят девиации: вуайеризм и скопофилия.

Но страсть к подсматриванию и разглядыванию, также как и любовь к чтению, просмотру видео, имеют общую природу. С точки зрения психоанализа — это сублимированная любознательность. А любознательность имеет глубокие гносеологические корни и, как причину, философские основания. Более того, любой научный трактат можно признать продуктом интеллектуального нарциссизма. И то, и другое — две стороны одной медали. Вместе эти два компонента и составляют коммуникацию.

Постепенно виртуальное пространство все более соответствует реальности, становится его незаменимой компонентой и приобретает качества  адекватного отражения действительности. Иллюзорность компонентов все более приобретает черты реальности. С другой стороны, сама реальность приближается к иллюзорности, приобретает те качества, которые вырастают из фантазий. Так возникают социальные инновации. В данном случаем можно сделать вывод о том, что социальная сеть есть единство хранилища и лаборатории – (анти) музей нового типа, в котором творчество стоит на первом месте, хранение на втором (а на третьем – отбраковка социальных и культурных аномалий).

- — -

Далее можно начинать предметный анализ содержимого социальных сетей одноклассников, вконтакте, моймир, миртесен и т.п. И каждая компонента может порождать отдельную публикацию. Вот некоторые заготовки (прогнозы) результатов:

- Люди, которые стоя за вещами, остаются в воображении экскурсанта. Виртуальный музей не требует таких затрат, как создание реального музея. Пример – страничка кафедры Политологии посвященная Першину Н.И., созданная в свободное время и без специального финансирования.

- Социальная сеть как средство экспозиции нематериального: веселья, радости и других эмоций, на которые не способны традиционные музеи. Фото и видеоальбомы, стена и т.п.

- Социальная сеть как средство хранения (сохранения, консервации) красоты. Фотоальбомы, конкурсы, рейтинги. Семейный фотоальбом с возможностью коррекции, приукрашивания. Гносеологические корни приукрашивания. Если сводить все к инстинкту размножения, то получится тупиковый путь. Все значительно глубже, сложнее и интереснее. Например, процесс, противоположный приукрашиванию.

- Социальная сеть как средство социализации (инициация): если есть аккаунт – есть человек. Но если в примитивном обществе структура двухступенчатая (ребенок – взрослый), то в традиционном — трехступенчатая (ребенок – взрослый – старик) с четким обозначением принадлежности к страте. Так переход в состояние взрослого – брак, а в старики – рождение внуков.

В современном обществе таких ступенек может быть множество и не понятно, которая из них определяющая. Часто это сочетание со словом первая (-ое, -ый): сигарета, бутылка пива, алкогольное отравление, зарплата, любовь, секс и т.п. И все это происходит в период молодости – временного промежутка между детством и взрослостью. Реально – первая зарплата после окончания образования.

- Социальная сеть как средство объединения людей с выходом в реальное пространство культуры. Здесь много примеров: от революционных выступлений молодежи в арабском мире до организации соревнований, ритуалов и праздников.

Фольклорный праздник – реинкарнация музея, точнее оживление, реконструкция. Экспонаты становятся живыми, разговаривают, двигаются и т.п. Надо бы написать сценарий фольклорного праздника для нашего региона: «Приезд русских князей в половецкий стан» или «Сарай – Вавилон (Москва) темных веков (средневековья)». Нужны средневековые костюмы (можно пригласить толкиенистов) и одна юрта. Персонажи карнавала: воины (монголы, татары, русские), купцы (генуэзцы, венецианцы), священники (поп, аббат, монах, иезуит, лама, хари Кришна, ребе), девушки всех народов Европы и Азии. Можно ввести и инопланетян (посольство с Альфа Центавра) или инков. Такой исторический период… фантазировать можно без ограничений.

This entry was posted in Проекты. Bookmark the permalink.

Comments are closed.